Главная » Статьи » Дореволюционный период

Ссыльные меньшевики и мировая война
25.02.2010 
Автор: Кудряшов Василий Васильевич

Статья посвящена актуальному вопросу в истории социал-демократического движения в Сибири. Автор рассматривает идейно-политическую борьбу среди социал-демократов, раскрывает позиции различных направлений и групп в сибирских организациях по вопросу о войне.
Kudryashov V.V.
Menshevik exiles and The First World War
The article is connected urgent question in a history of social democratic movement of Siberia. Author examines ideological and political fight among social democrat exiles, and shows positions of various direction and groups in the Siberian organizations about war.

Первая мировая война, начавшаяся летом 1914 года, стала серьезным испытанием для международного социалистического движения. Лозунг пролетарского интернационализма, объединявший социалистические и рабочие партии, многими лидерами был забыт. Патриотические чувства неожиданно оказались присущи пролетариату. Произошел раскол в политических партиях пролетариата. В меньшевизме обозначились три направления. Патриотическое, или оборонческое, направление возглавил Г.В. Плеханов. Он считал виновниками войны Германию и Австро-Венгрию, а союзников России по Антанте – Англию и Францию – защитниками «интересов международного пролетариата и социального прогресса». Россию Плеханов видел исключительно обороняющейся страной и полагал, что поражение её в войне отрицательно скажется на «дальнейшем ходе русского экономического, социально-политического (по пути к конечной цели нашей партии – демократической республике) развития»[1]. Осенью 1915 года Плеханов написал воззвание «К сознательному трудящемуся населению России», которое получило одобрение со стороны царских властей. «Первый русский марксист» откровенно призывал к гражданскому перемирию в стране, рекомендовал рабочим «отвергнуть как неразумную…всякую вспышку и всякую стачку, способную ослабить силу сопротивления России неприятельскому нашествию»[2].
Фактический призыв Плеханова к поддержке интересов буржуазии и правительства в войне не получил поддержки среди оборонцев и заставил некоторую их часть перейти к идее «самозащиты», то есть передачи дела обороны из рук царизма в руки русской демократии, включая пролетариат и буржуазию.
Меньшевики-центристы осудили войну, расценив её как борьбу великих держав за передел мира. Декларируя свою приверженность принципу пролетарского интернационализма, выступая за скорейшее заключение справедливого мира, они были противниками каких-либо активных массовых действий.
Лидером интернационалистического направления в меньшевизме был Ю.О. Мартов. Войну он определил как «порождение империалистического непримиримого антагонизма», вызванного экономической и политической конкуренцией мировых держав, стремлением каждой из них установить собственную гегемонию. Война, по мысли Ю. Мартова, обострила внутренние противоречия в развитых капиталистических государствах и создала предпосылки новой революции. Демократическая революция в России, cчитал он, возможна в рамках мировой антиимпериалистической революции[3].
Меньшевики-интернационалисты поддержали решения, принятые на Циммервальдской международной социалистической конференции, состоявшейся в сентябре 1915 года. Решения конференции получили широкое распространение в России, в том числе и в социал-демократических организациях Восточной Сибири.
Вопрос об отношении различных оппозиционных самодержавию политических сил не раз становился предметом специальных исследований в советский период, начиная с деятельности Всесоюзного общества политкаторжан и ссыльнопоселенцев. История вопроса и оценки напрямую связаны с господствовавшими на разных этапах идеологическими установками. Подробный анализ исторической литературы об отношении социал-демократии к войне дан В.В. Буханцовым[4]. В обстоятельной статье автор отметил позитивные моменты в изучении темы, противоречивость оценок отдельных представителей ссыльной социал-демократии в Сибири. Автор считал необходимым дальнейшее изучение вопроса для понимания идеологических предпосылок объединенчества в сибирских организациях РСДРП. В новых условиях необходимо было пересмотреть без предвзятости позиции и оценки меньшевиков по отношению к мировой войне.
Среди ссыльных меньшевиков Сибири были представители всех течений. Численный состав оборонцев, центристов и интернационалистов определить не представляется возможным. О своей позиции они заявляли в легальной и нелегальной печати, это проявлялось в отношении к революционной деятельности в составе объединенных организаций РСДРП. Оборонцы составляли меньшинство. Их позиция нашла отражение на страницах газеты «Минусинский листок», которую фактически редактировал ссыльный меньшевик М.И. Хачатуров. Материалы газеты внушали читателям мысль, что правительство необходимо поддержать, чтобы выиграть войну. Оборонцы оправдывали увеличение налогового бремени, считали возможным привлечение в состав правительства и к делу организации обороны представителей социалистических партий. Они были противниками стачечного движения в период войны, полагая, что подобные методы не отвечают интересам обороны[5].
Меньшевики-оборонцы поддержали идею создания военно-промышленных комитетов. А.В. Байкалов и Либман вошли в состав Красноярского ВПК. Но реального влияния на пролетариев губернского центра рабочая группа не смогла оказать. Ряд ссыльных Минусинска, Иркутска, Киренска, Манзурки приняли участие в сборе средств для русских волонтёров во Франции. Административно-ссыльные меньшевики Н.И. Дзедзиев и А.Н. Шебинин были приняты на военную службу и зачислены в Сибирский стрелковый запасный полк[6].
Позиции ссыльных центристов были неоднородны, порой непоследовательны. Они в своих взглядах на войну сближались с интернационалистами. К.М. Ермолаев в письме, направленном из Минусинска в Петербург в сентябре 1914 года, отмечал, что с началом войны «создалось такое сложное положение, переплелось и перепуталось столько разнообразных политических тенденций, что не мудрено даже самое крайнее разномыслие среди вчерашних полных единомышленников»[7]. Выступая за спасение Франции и Бельгии, К.М. Ермолаев высказывал опасение для судеб демократии в случае «военного торжества России». Он считал, что «война должна вызвать переворот во всех странах. Империализм будет поражен не победой, а общими последствиями войны»[8]. В другом письме он уточнял: «…результат долгой истощительной войны без разрушения и разгрома той или иной страны может быть окажется самым благоприятным для интересов всей европейской демократии»[9].
Самым ярким примером приверженности ссыльных меньшевиков принципу пролетарского интернационализма стали «Сибирский журнал» и «Сибирское обозрение», вышедшие в свет по инициативе Иркутского комитета РСДРП 10 декабря 1914 г. и 1 января 1915 г. Решение об издании социал-демократического органа было принято на собрании комитета 12 октября 1914 года. В состав редакции вошли В.С. Войтинский, И.Г. Церетели и Н.А. Рожков. Политическую линию журналов определял И.Г. Церетели, который глубже других подходил к вопросу. Литературную группу составили меньшевики В.С. Войтинский, Н.А. Рожков, С.Л. Вайнштейн, Ю.С. Вайнберг, Ф.И. Дан, большевик Н.Г. Чужак[10].
Редакционные статьи «Наши задачи» и «На рубеже» были подготовлены В.С. Войтинским[11]. В них были изложены причины появления журналов и определялись их задачи. Войтинский указывал, что ещё до войны в российском обществе сложились «вопросы, настойчиво требующие скорейшего разрешения». Он считал, что война создала новые условия для их разрешения. Задача журнала определялась в научном исследовании этих вопросов и объединении народов против войны.
В.С. Войтинский охарактеризовал войну как «чудовищную мировую катастрофу», назвал её экономические причины в статье «Все против всех»[12]. Подробному анализу были подвергнуты англо-германские, франко-германские и русско-германские противоречия. Борьба за рынки, конкуренция между державами в экономической сфере привели к возникновению противостоящих международных политических объединений. Но даже в этих союзах сохранялись внутренние противоречия. «Интересы каждого капиталистического государства противоположны интересам всего остального земного шара»[13]. Войтинский сделал вывод, что война есть «законное детище капиталистического хозяйственного строя, положившего в основание всех взаимоотношений между людьми и между государствами эксплуатацию и соперничество».
В статье «Воюющая Россия»[14] В.С. Войтинский дал анализ настроений в различных кругах в связи с войной. Он показал реакционную сущность политики правящих кругов России, которые стремились скрыть истинные причины войны и оправдать свою агрессивную политику. Автор подчеркивал, что лозунги и призывы монархистов и кадетов к единению и патриотизму, борьбе с немецким засильем выгодны только буржуазии, которая стремится извлечь максимальную прибыль в условиях войны. Войтинский считал, что объединение сторонников феодально-крепостнических порядков («Святой Руси») и носителей новых капиталистических ценностей («Великой России») будет носить кратковременный характер. Такое объединение экономического прогресса с подавлением демократии автор назвал «помесью паука и жабы». Войтинский поддержал позицию и декларацию социал-демократической фракции в Государственной думе, которая заявила, что не может быть единения народа с властью в условиях отсутствия свободы и демократии. Он полагал, что иллюзии начального периода войны неизбежно будут развеяны тяготами, которые буржуазия и правящие круги переложат на плечи трудящихся масс. В.С. Войтинский понимал, что война изменит мир, но не дал ответ на вопрос, какие изменения и каким путём должны произойти.
С первых дней войны Россия испытывала серьезные трудности в экономике. Анализу состояния хозяйства страны посвящены статьи Н.А. Рожкова[15]. Он правильно отметил влияние военных действий на все отрасли российской экономики, денежное обращение, финансы и положение масс. Оперируя цифрами, Рожков доказал, что в России нарастает экономический кризис: сокращается производство зерна, металла, падает спрос на нефть, лес, пушнину, растет безработица, обесценивается рубль. Война заставила правительство пойти на увеличение прямых и косвенных налогов для покрытия огромных внутренних и внешних займов, необходимых для военных нужд. Все это сказывалось на положении пролетариата и крестьянства.
Анализируя причины втягивания России в войну, Н.А. Рожков справедливо определил, что к такому шагу правительство толкнула буржуазия, стремившаяся заполучить большую прибыль. Рожков видел главную причину войны в экономическом противоборстве Германии и Англии, а противостояние между другими государствами считал дополнением основного конфликта[16].
В статьях Н.А. Рожков развил свою теорию «культурного капитализма». По его мнению, война не только породила кризис и разорение мелких и средних предприятий, но и «ускорила, вместе с тем, совершавшийся процесс развития культурного капитализма в России в ущерб капитализму грубо-хищническому»[17]. Будучи противником насилия и вооруженного восстания, Рожков предлагал свой вариант выхода из войны и экономического кризиса. Вместо революции он предлагал глубокие хозяйственные и социальные реформы на пути к демократизации русской государственности.
О причинах и характере начавшейся войны высказался на страницах «Сибирского обозрения» Ф.И. Дан. В статье «Две войны»[18] он сравнил русско-японскую и начавшуюся мировую войны, их влияние на социально-экономическое и политическое развитие России. Он правильно назвал главную причину мировой войны – англо-германское соперничество. Россия оказалась втянута в «сферу самых острых столкновений наиболее развитых капиталистических стран». Русская буржуазия стремилась к реваншу после поражения в русско-японской войне. По мысли Ф.И. Дана, за 10-летие после той войны интересы буржуазии и дворянства значительно сблизились, что нашло своё отражение как во внутренней, так и во внешней политике. В этих условиях рабочая демократия России в борьбе за свои права могла рассчитывать только на поддержку и помощь международного рабочего движения.
Авторы сборников давали рабочему классу рекомендации, как вести борьбу за свои права в условиях войны. С.Л. Вайнштейн и Ю.С. Вайнберг в своих статьях «Война и рабочая самопомощь», «Борьба с дороговизной»[19] отмечали, что рабочие могут помочь себе только организацией. Важная роль в борьбе с ростом цен отводилась профсоюзам, которые должны были следить за ценами, и кооперативам, которые могли составить конкуренцию спекулянтам и купцам.
Эти формы рабочего взаимодействия появились после первой русской революции. Итоги 10-летнего периода со времени начала революции подвёл в статье «За десять лет» С.Л. Вайнштейн[20]. Значение январских событий 1905 года автор видел в том, что народ осознал свои нужды и заявил о себе во весь голос. Ведущей силой революции стал пролетариат, который сумел «условия своего освобождения сделать лозунгом общенародного движения, знаменем всероссийской свободы». К достижениям пролетариата Вайнштейн относил создание профсоюзов, просветительских обществ, больничных касс, кооперативов, через которые рабочий класс отстаивал свои права. Особое место отводилось социал-демократической фракции в Государственной думе, которой принадлежала ведущая роль в разоблачении политики правительства. В агитационно-пропагандистской работе среди рабочих России большое значение имела легальная печать.
С.Л.Вайнштейн пришёл к выводу, что война на время отвлекла рабочих от революционной борьбы, но не прекратила её, так как задачи русской революции остались нерешёнными. В статье автор не дал прямого указания, каким путём можно их решать, но отметил, что «виден путь решения». Это «видение» заключалось в единстве рабочего класса и других демократических сил, в повседневной борьбе за улучшение положения трудящихся масс. Такой вывод соответствовал тактике действий меньшевистского крыла РСДРП.
На страницах иркутских сборников нашёл отражение национальный вопрос, который обрёл особую значимость для многонациональной Российской империи с началом войны. Развёртывание боевых действий на польских землях создавало для царских властей угрозу активизации национально-освободительного движения. В связи с этим правительство обратилось к полякам с манифестом, в котором содержалось обещание реформ. Суть и перспективы «пересмотра» прежней политики царского правительства в польском вопросе были рассмотрены Ю.С. Вайнбергом в статье «Национальный вопрос и Польша»[21]. Автор разъяснял, что «союз наций», трактуемый правящими кругами как объединение народов России и Польши, в действительности представляет собой союз господствующих классов. В национальные комитеты, созданные в Польше в рамках союза, вошли только представители буржуазных националистических партий. В них не нашлось места рабочим, крестьянам и представителям многочисленного еврейского населения, проживавшего в польских землях. Автор пришел к выводу, что права малых народов попираются в угоду классовым экономическим интересам буржуазии.
Вопрос о положении еврейского населения в России и, в частности, в Польше в условиях войны был рассмотрен в статье «Евреи и война», вышедшей за подписью «А. Яковлев»[22]. Можно предположить, что её автором был ссыльный меньшевик А.Я. Горнштейн. Еврей по национальности, он после отбытия каторги в Александровском централе, где близко сошелся с В.С. Войтинским, остался на поселении в Иркутске и включился в социал-демократическую работу. Знание еврейского вопроса, тесное общение с еврейской общиной Иркутска позволило А.Я. Горнштейну вместе с В.С. Войтинским подготовить и издать ставшую заметным событием в общественной жизни города книгу «Евреи в Иркутске».
Война спровоцировала волну еврейских погромов в западных областях России. Антисемитизм, который захлестнул Польшу, эксплуататорские классы стремились использовать для разжигания национальной вражды, чтобы отвлечь пролетариат от классовой борьбы. Автор статьи проанализировал в общих чертах развитие польско-еврейских отношений, разоблачил националистическую политику польской буржуазии по отношению к еврейскому населению. Решение вопроса автор видел в победе демократических сил во главе с пролетариатом в России, а лучшим выходом для Польши – предоставление ей автономии. Такой вывод соответствовал требованию избирательной платформы ОК РСДРП, принятой в 1912 году[23].
И.Г. Церетели в статьях «Война и Интернационал» и «Демократия среди воюющей России»[24] рассмотрел позиции различных групп международной и российской демократии в первые месяцы войны. Он отталкивался от решений Лондонского и Копенгагенского конгрессов II Интернационала по вопросам войны и милитаризма. Начавшаяся война подтвердила выводы Лондонского конгресса о причинах современной войны – экономическое соперничество, и её характере – захватническая (наступательная). Церетели считал, что левые социал-демократы в преддверии войны допускали серьезную ошибку, не поддерживая демократические силы в борьбе с гонкой вооружения, за разоружение. Он подверг критике позицию правых социал-демократов, которые видели в борьбе мировых держав за колонии прогрессивное развитие капитализма. Церетели считал верной позицию большинства II Интернационала, которое поддерживало борьбу за полную демократизацию государственного строя и самоопределение наций.
И.Г. Церетели считал, что в условиях шовинистического угара, характерного для начального периода войны, революционные действия нецелесообразны. Он верил, что отступление партий II Интернационала от принципа пролетарского единства носит вынужденный и временный характер и перелом в сознании рабочего класса обязательно произойдет.
В связи с этим И.Г. Церетели отмечал последовательную приверженность принципу пролетарского интернационализма в позиции социал-демократической фракции IV Государственной думы, он рекомендовал всем брать пример с фракции, которая выступила с собственной декларацией в связи с началом войны и отказалась голосовать за военные кредиты. Церетели подверг критике взгляды Г.В.Плеханова, «к голосу которого демократия привыкла прислушиваться с особым вниманием»[25]. Соглашаясь с Плехановым в оценке развития демократических прав и свобод в Англии и Франции, И.Г. Церетели считал, что война остановила эти страны на пути прогрессивного, демократического развития. Поэтому главным условием дальнейшего совершенствования демократии он видел решительную борьбу с войной, скорейшее установление мира.
Г.В. Плеханов считал виновницей войны Германию и желал ей поражения. Он полагал, что в случае победы Германии положение России резко ухудшится, она превратится в зависимую от германского капитала страну. Церетели считал, что в развязанной войне много виновных. Каждая из великих держав стремилась к войне ради захвата и эксплуатации новых территорий.
И.Г. Церетели не разделял мнение А.Н. Потресова о СДПГ как предательнице принципов II Интернационала. Он указывал на то, что часть немецких социал-демократов голосовала в рейхстаге против военных кредитов и поэтому у партии есть будущее. В заключение своей статьи И.Г. Церетели сделал вывод, что совместное выступление большевиков и меньшевиков в Думе глубоко символично и подчеркивает необходимость единения партии в новых исторических условиях.
Иркутские сборники привлекли внимание общественности. Они получили распространение по Сибири, были известны в Центральной России и за границей. Ю.О. Мартов назвал иркутские журналы «светлой точкой среди серой русской периодической прессы наших дней. Да и одной ли русской? В социалистической печати других, кроме России, воюющих стран мы также не много найдем изданий, с такой ясностью и решительностью выразивших социалистическую точку зрения на войну, как это сделал орган сибирских товарищей»[26].
Я.М. Свердлов из Туруханской ссылки сообщал о получении «Сибирского обозрения» и дал ему высокую оценку: «Вот этот орган замечательно хорош по теперешним временам по духу своему, тону. Возможно, и «Восточное обозрение» закроют. Общий характер крайне выгодно отличает [его] от всей периодической печати»[27].
Иркутские сборники одними из первых подняли знамя борьбы с войной, поставив вопрос по-социалистически, с интернационалистической позиции. В них получили теоретическое обоснование, большую четкость антивоенные настроения. Полиции удалось конфисковать небольшую часть тиражей. Ответственные редакторы И.Ф. Тараданова и Е.С. Ромас были приговорены к году крепости, а издание сборников было запрещено. Но репрессии не сломили волю редакционного коллектива. В.С. Войтинский, И.Г. Церетели, Ф.И. Дан планировали выпуск третьего сборника, готовили статьи. К участию привлекли Л.М. Карахана. Но из-за сложностей с типографией третий номер не был издан. Част подготовленных материалов Церетели и Войтинский отправили в Самару и Петроград.
В 1915 году Н.А. Рожков был приглашен в Читу для редактирования изданий социал-демократического характера. Антивоенную направленность имела газета «Забайкальское обозрение». К сотрудничеству в ней Рожков привлёк политических ссыльных из Иркутска, которых хорошо знал по совместной работе. В состав редакции входили как большевики, так и меньшевики. По отдельным вопросам между ними вспыхивали споры. Острая дискуссия возникла вокруг воззвания Г.В.Плеханова. Плеханов писал: «Я убежден, что русский пролетариат заинтересован лишь в одном: чтобы русская земля не сделалась предметом эксплуатации в руках германских империалистов»[28]. Он призывал рабочих к организации обороны страны, а социал-демократическую фракцию – поддержать правительство и военные кредиты. По настоянию читинских меньшевиков А.А. Войлошникова, Б.О. Хеладзе и некоторых других воззвание Плеханова было напечатано 26 октября 1915 года. Затем редакция поместила ряд материалов с критикой позиции первого русского марксиста. Среди ссыльных меньшевиков, осудивших взгляды Г.В. Плеханова на страницах «Забайкальского обозрения», были Ю.С. Вайнберг, Н.А. Рожков, В.С. Войтинский.
Ю.С. Вайнберг в статье «Между двух берегов»[29] показал, что Плеханов забыл разработанное им самим учение об исторической роли пролетариата. Вайнберг считал, что Плеханов в вопросе о войне полностью солидаризировался с либералами, то есть с буржуазией.
Н.А. Рожков в статье «Воззвание оборонцев»[30] подверг критике лозунг «обороны», с которым выступили социал-шовинисты. В другой статье «Две меры – два веса»[31] он продолжил критический анализ взглядов оборонцев, придерживаясь принципов интернационализма, выступая за мир без аннексий.
Серию материалов под общим названием «Письма о войне» опубликовал в газете В.С. Войтинский[32]. В них автор раскрыл всю пагубность войны, её разрушительный характер для всех участников. Он подчеркивал, что война ведется на истощение сил, европейским государствам грозит банкротство как в экономическом, так и в политическом смысле. Анализируя влияние войны на социально-экономическое положение её участников, Войтинский выделил новые черты хозяйственного развития, возрастание роли государства. Эту новую систему хозяйствования он назвал «военный социализм». После войны эта система сохранится, считал автор, но кому будет принадлежать власть, он задавался вопросом. Прочный мир возможен только при активном участии пролетариата во властных структурах. Преобразование общества на основе широкой демократии сможет уничтожить сами предпосылки новой мировой войны, но для этого требуется объединение всех отрядов международного рабочего движения на принципах интернационализма.
По инициативе редакции на страницах «Забайкальского обозрения» были опубликованы материалы о работе Циммервальдской конференции, состоявшейся в сентябре 1915 года. Конференция сыграла важную роль в консолидации антивоенных сил в рядах международной социал-демократии. Публикации материалов об отношении партий рабочего класса Европы к принятым решениям служили делу антивоенной агитации, интернациональному воспитанию пролетариата.
Выводы В.С. Войтинского в статье «Задачи демократии во время войны»[33] фактически представляли собой план действий по изменению существующего порядка. Власти предприняли меры, и издание газеты было запрещено в «интересах общественного порядка и спокойствия».
«Забайкальское обозрение» имело широкое распространение в Сибири. Политические ссыльные определили содержание и тон газетных материалов. Их публикации способствовали распространению антивоенных настроений по Восточной Сибири.
Значительный интерес для политссыльных представляли оценки ситуации эмигрантских центров. В июле 1915 года ссыльный меньшевик А.К. Пайкес получил письмо из-за границы от Ю.О. Мартова, в котором лидер меньшевизма изложил свои принципиальные взгляды на современное положение социал-демократии и её отношение к войне. Интерес к оценкам Ю.О. Мартова побудил ссыльных Красноярска провести собрание с участием местных социал-демократов, эсеров и демократической интеллигенции. Письмо было переписано, один из экземпляров отправлен в Канск, другой передан В.И. Николаеву, редактору «Красноярского вестника»[34].
Ссыльные меньшевики выступали против шовинистических позиций своих товарищей в Москве и Петрограде, которые о своём отношении к войне писали в журналах «Наша заря», «Наше дело», «Дело». Ф.И. Дан протестовал против выхода в свет социал-патриотических статей Левицкого, Потресова, Череванина. Ю.О. Мартов опубликовал протест Дана в парижской газете «Наше слово»[35].
Осенью 1915 года, находясь в Минусинске, Ф.И. Дан выступил с инициативой воззвания к русским рабочим. Этот шаг был вызван обращением Г.В. Плеханова «К сознательному трудящемуся населению России». Дан подверг критике его оборонческую позицию, противопоставляя ей интернационалистическую. В декларации осуждались требования Плеханова к думской фракции голосовать за военные кредиты. Свои подписи под документом, направленным в Париж, поставили меньшевики Е.Л. Бройдо, К.М. Ермолаев, М.И. Хачатуров, большевик А.П. Голубков и другие. Декларация минусинской группы стала предметом обсуждения на собрании социал-демократов Красноярска в ноябре 1915 года. Активное участие в обсуждении приняли ссыльные меньшевики Я.Х. Боград, В.И. Николаев, большевик А. Шлихтер и другие. Документ получил одобрение и поддержку[36].
Я.Х. Боград подготовил лекции «Похороны социализма» и «Кто такой Плеханов и почему его так хвалят буржуазные партии», с которыми выступал перед рабочими и ссыльными. Лекции пользовались неизменным успехом.
Против социал-шовинистических взглядов Плеханова выступил А.А. Иоффе, находившийся в ссылке в с.Абан Канского уезда Енисейской губернии. В январе 1916 года он направил письмо и статью в редакцию самарской газеты «Наш голос». Вынужденный придерживаться цензурных правил, Иоффе с марксистских позиций показал несостоятельность подхода Плеханова к рабочему движению в годы войны и подчеркнул, что при всех условиях для пролетариата «есть путь непримиримой, ни на секунду не прекращаемой, ни на момент не затемняемой классовой борьбы». Только на этом пути пролетариат сможет достичь своей цели[37].
Политические ссыльные использовали любую возможность для антивоенной агитации. Они читали и объясняли письма с фронта крестьянам. Так, В.С. Войтинский к выставке военной литературы, проходившей в Иркутске зимой 1915-1916 гг., подготовил диаграммы, которые продемонстрировали разорительность войны. Он сам объяснял посетителям, среди которых были солдаты гарнизона, данные своих диаграмм. Во время поездок по губернии Войтинский выступал с докладами перед политическими ссыльными, разъяснял позицию интернационалистов, критиковал оборонцев[38]. С антивоенными по содержанию докладами и рефератами перед слушателями выступали меньшевики Б.И. Горев, Л.И. Гольдман, Н.А. Рожков, Л.О. Повицкий и другие.
Политические ссыльные при отсутствии прочных связей с партийными центрами вынуждены были самостоятельно определять своё отношение к войне. Ограничения в общении с заграницей с началом военных действий затрудняли идейное самоопределение. На формирование позиций ссыльных революционеров оказала их прежняя партийно-фракционная принадлежность. Важную роль в определении отношения к мировой войне ссыльных и местных социал-демократов сыграли известные организаторы и теоретики РСДРП меньшевики Ф.И. Дан, Н.А. Рожков, С.Л. Вайнштейн, Ю.С. Вайнберг, В.С. Войтинский, Л.М. Карахан, Б.И. Горев и другие. Обладая значительным литературным опытом, они приняли самое активное участие в создании, издании, редактировании и распространении газет и журналов антивоенного направления. Ссыльные меньшевики сумели правильно раскрыть экономические и политические причины первой мировой войны, её характер. Публикации большинства ссыльных меньшевиков носили антиимпериалистическую, интернационалистическую направленность. Их практическая деятельность была направлена на разоблачение шовинистических настроений в обществе, пропаганду мира без аннексий и контрибуции. Идейные позиции большинства ссыльных меньшевиков были близки к взглядам большевиков, что создавало благоприятные условия для дальнейших совместных выступлений под общим знаменем РСДРП.

Примечания:
--------------------------------------------------------------------------------
[1] Меньшевики. Документы и материалы. 1903-февраль 1917 г. – М.,1996. – С.353.
[2] История политических партий России. – М.,1994. – С.246.
[3] Меньшевики. Документы и материалы … – С.359-368.
[4] Буханцов В.В. Историческая литература об отношении ссыльных социал-демократов к мировой империалистической войне// Ссыльные революционеры в Сибири (XIX в. – февраль 1917 г.). – Иркутск, 1989. –Вып.11.- С.65-79.
[5] Хазиахметов Э.Ш. Из истории идейной борьбы политических ссыльных в годы первой мировой войны// Ссыльные революционеры в Сибири (XIX в. – февраль 1917 г.). – Иркутск, 1980. –Вып.5.- С.127-128.
[6] ГАКК. Ф.827, оп.1, д.1424, л.59, 64.
[7] ГАКК. Ф.827, оп.1, д.363, л.51.
[8] Там же.
[9] Там же, л.53.
[10] Сосновская Л.П. причисляла Войтинского к большевикам. Но он сам указывал, что его «удаление от большевизма» началось с ноября 1913 г. К осени 1914 г. он разделял идеи меньшевиков.
[11] Сибирский журнал, 1914. - №1. – С.1-2; Сибирское обозрение, 1915. - №1. – С.1-4.
[12] Сибирский журнал, 1914. - №1. – С.14-20.
[13] Там же, с.19.
[14] Сибирское обозрение, 1915. - №1. – С.23-36.
[15] Война и хозяйство России // Сибирский журнал, 1914. - №1. – С.22-30; Россия накануне войны // Сибирское обозрение, 1915. - №1. – С.19-24.
[16] Сосновская Л.П. считала, что Н. Рожков и Ф. Дан не смогли правильно определить причины войны, что не совсем верно. См.: Сосновская Л.П. Участие политических ссыльных в издании «Сибирского журнала» и «Сибирского обозрения»// Ссылка и общественно-политическая жизнь в Сибири (XVIII – начало ХХ в.). – Новосибирск, 1978. - С.105.
[17] Сибирское обозрение, 1915. - №1. – С.22.
[18] Сибирское обозрение, 1915. - №1. – С.12-18.
[19] Сибирский журнал, 1914. - №1. – С.44-46.
[20] Сибирское обозрение, 1915. -№1.- С.11-20.
[21] Сибирское обозрение, 1915. - №1. – С.46-48.
[22] Сибирское обозрение, 1915. - №1. – С.49-54.
[23] Меньшевики..., с.345.
[24] Сибирский журнал, 1914. - №1. – С.11-22; Сибирское обозрение, 1915. - №1. – С.35-44.
[25] Сибирское обозрение, 1915. - №1. – С.38.
[26] Левин Ш.М. Социалистическая печать во время войны // Красный архив, 1922. – Т.2. – С.211.
[27] ГАКК. Ф.827, оп.1, д.393, л.98-99. Здесь скорее Свердлов допустил описку: вместо «Сибирское» написав «Восточное».
[28] Плеханов Г.В. О войне. – Птг., бг. – С.56.
[29] Забайкальское обозрение, 1915. – 23 ноября.
[30] Забайкальское обозрение, 1915. – 7 декабря.
[31] Забайкальское обозрение, 1916. – 14 марта.
[32] Забайкальское обозрение, 1915. – 30 ноября, 7, 14, 21, 28 декабря; 1916. – 11, 25 января, 1, 8, 15, 29 февраля, 14 марта.
[33] Забайкальское обозрение, 1916. – 14 марта.
[34] ГАКК. Ф.П-42, оп.7, д.4, л.3.
[35] Хазиахметов Э.Ш. Из истории идейной борьбы среди политических ссыльных…, с.140.
[36] ГАКК. Ф.П-42, оп.7, д.4, л.12.
[37] Из истории социал-демократической интернационалистской мысли во время войны//Красная летопись, 1924. - №1. – С.182-186.
[38] Войтинский В.С. Годы побед и поражений. Кн. 2. На ущербе революции. – Берлин, 1924. – С.405-406.
Материал опубликован: Сибирская ссылка: Сборник научных статей. Иркутск: Изд-во «Оттиск», 2009. – Вып. 5 (17). С.388–403.
Категория: Дореволюционный период | Добавил: goong (25.02.2010) | Автор: Кудряшов Василий Васильевич
Просмотров: 357 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: