Главная » Статьи » Дореволюционный период

Положение об Александровской центральной каторжной тюрьме
14.03.2012

УДК 343.812 (571.53)

В Государственном архиве Иркутской области в фонде 226 хранится Положение об Александровской каторжной тюрьме, которое было одобрено для временного введения в действие в 1882 году статс-секретарем Гротом1.

Положение состоит из 12 глав:

Глава 1. Цель учреждения тюрьмы и управления оной.

Глава 2. Назначение чинов управления тюрьмы и обязанности их.

Глава 3. Порядок производства дел.

Глава 4. Порядок приема арестантов в тюрьму.

Глава 5. Зачисление каторжных в тюрьму и порядок исчисления им срока работ.

Глава 6. Занятия арестантов.

Глава 7. Занятия арестантов.

Глава 8. Наказание за проступки и преступления.

Глава 9. Освобождение каторжных от работ.

Глава 10. Наряд караула.

Глава 11. Собственные арестантские деньги.

Глава 12. Производство расходов на содержание тюрьмы и довольствие арестантов.

Все главы объединены 67 параграфами, в которых четко регламентируются основные позиции Положения.

Глава 1 содержит основные сведения о предназначении Александровской каторжной тюрьмы и о ведомственной принадлежности.

Александровская центральная каторжная тюрьма предназначалась для содержания ссыльнокаторжных мужчин без различия, состояла в непосредственном ведении Иркутского губернатора. Штат чинов управления тюрьмы был высочайше определен 18 ноября 1873 года. Управление тюрьмой осуществлялось смотрителем. Для решения наиболее важных вопросов созывался Комитет, в состав которого входили смотритель, его помощник, врач, священник и эконом2.

Глава 2 раскрывает порядок назначения и должностные обязанности чинов управления тюрьмой.

О высокой степени ответственности смотрителя тюрьмы и его подчиненных говорит тот факт, что сам он назначался по представлению Иркутского губернатора генерал-губернатором Восточной Сибири, помощник смотрителя избирался губернатором, врач – по представлению Врачебной управы, священник – Епархиальным управлением и только эконом и письмоводитель – по представлению самого смотрителя тюрьмы.

В штат тюрьмы, помимо перечисленных лиц, входили фельдшер и аптекарский ученик, а также тюремные надзиратели. Первые – назначались Врачебной управой, вторые – смотрителем.

Показателен § 7 данной главы: «Надзиратели избираются преимущественно из состоящих в запасе армии или отставных нижних чинов, грамотных, известных своей благонадежностью в нравственном отношении и по возможности знающих какое-либо из производимых в тюрьме ремесел»3. Надзиратели выполняли все распоряжения смотрителя по наблюдении за арестантами во время их содержания в тюрьме и во время работ вне ее.

В обязанности смотрителя тюрьмы входило содержание тюрьмы в исправности «по всем вообще частям внутреннего и внешнего благоустройства», «заведование иными суммами тюрьмы», руководство общими правилами в соответствии с инструкцией, приложенной к статье 96 Установления о содержащихся под стражей, а также контроль за надлежащим исполнением подчиненными своих служебных обязанностей. Смотритель тюрьмы имел право на предоставление чинам управления кратковременного отпуска (не более семи дней). Сам же он мог отлучаться из тюрьмы не иначе, как с разрешения губернатора. Смотритель и его помощник замещали друг друга во время своего отсутствия, одновременное отсутствие из тюрьмы им было запрещено. Помощник смотрителя содействовал ему в надзоре и управлении тюрьмой и исполнял его обязанности в случае болезни или отсутствия.

Помимо священника тюремной церкви, в обязанности которого входило совершение богослужений, христианских треб, религиозно-нравственных бесед с арестантами, навещать тюрьму для исполнения треб разрешалось духовным лицам других христианских исповеданий.

В обязанности эконома тюрьмы входило исполнение всех поручений смотрителя по хозяйственной части, хранение и отпуск продовольственных припасов, арестантской одежды и обуви, материалов отопления и освещения, рабочих инструментов и прочего имущества.

Письмоводитель вел все делопроизводство канцелярией по управлению тюрьмой, ему вменялось в обязанность хранение тюремных дел и книг.

Фельдшер и аптекарский ученик исполняли распоряжения врача по уходу за больными и приготовлением лекарств, а также вели все письмоводство в больнице и аптеке.

Глава 3 содержит три параграфа, в которых раскрывается порядок производства дел в тюрьме: «Все пакеты на имя управления распечатываются Смотрителем, записываются во входящий журнал и закрепляются по резолюциям Смотрителя; а важнейшая документация, касающаяся порядка управления надзора за арестантами, рассматривается по журнальным постановлениям Комитета, подписанным членами Комитета и скрепленными письмоводителем, который подписывает и все входящие бумаги»4.

Глава 4 раскрывает порядок приема арестантов в тюрьму.

Все прибывшие в тюрьму каторжные принимались смотрителем в присутствии помощника, эконома и врача. При приеме партии сверялись приметы арестантов со статейными списками, больные – отправляются в тюремную больницу. Деньги изымались и хранились на книжке сберегательной кассы Отделения Государственного банка, недозволенные вещи – в конторе тюрьмы и выдавались арестантам по выходе их из тюрьмы. Затем каторжане вписывались в особую алфавитную книгу с подробным обозначением сведений, указанных в статейном списке. Каторжанам выдавалась отдельная книжка, в которую заносились его имя и фамилия, а также род совершенного им преступления, время поступления в каторжные работы и срок их окончания, взыскания, полученные в тюрьме, а также сведения о принадлежащих ему деньгах и вещах.

В главе 5 содержатся сведения о зачислении каторжных в тюрьму и порядке исчисления им срока работ: «Каторжные зачисляются в тюрьму немедленно по приходу. Исчисление срока работ производится со времени вступления в законную силу состоявшихся о них судебных приговоров на точном основании ст. 543 кн. 2 т. ХV за. Суд. угол. по пред. 1879 года. Каторжным исправляющимся, которые с самого поступления в этот отряд, не подвергались никакому наказанию, девять месяцев нахождения в этом отряде считаются за год действительных работ и, сообразно этому, сокращается время содержания под стражей»5.

В главе 6 рассматриваются вопросы о разделении каторжных по разрядам и порядок их содержания.

В соответствии с Положением все каторжные вначале поступали в отряд (разряд) испытуемых. По окончании срока испытания те из них, кто показал хорошее поведение и трудолюбие, с разрешения Иркутского губернского правления переводились в разряд исправляющихся. Арестанты из отряда (разряда) исправляющихся, присужденных к работам в рудниках на три года, а к работам на заводах – один год, отправлялись из центральной тюрьмы на заводы, рудники и золотые промыслы при первой возможности, за исключением тех арестантов, которые были необходимы для проведения тюремных работ. Количество арестантов определялось ежегодно губернатором с разрешения генерал-губернатора.

Каторжане, разделенные по отрядам, содержались отдельно. «Исправляющиеся», получившие право жить вне тюрьмы, содержались в тюремных оковах. По истечению 2\3 срока испытания оковы с разрешения генерал-губернатора могли быть с них сняты. По его же распоряжению оковы временно снимались для производства определенных видов работ. Снятие оков по распоряжению смотрителя тюрьмы производилось только в случае тяжелой болезни каторжанина с условием усиления за ним на этот срок больничного надзора.

Вся личная переписка каторжных, а также их прошения проходила через смотрителя тюрьмы.

Глава 7 раскрывает основные занятия арестантов.

Каторжане назначались на работы, как в самой тюрьме, так и вне ее. Причем, при направлении на работы учитывались разряды арестантов, а также состояние их здоровья. Арестанты из разряда «испытуемых» назначались на более тяжелые работы, нежели «исправляющиеся». Определение сравнительной тяжести работ производилось смотрителем тюрьмы.

В пределах тюрьмы выполнялись следующие виды работ:

- ремесленные работы. Изготовление сапожных, портняжных, столярных, кузнечных изделий;

- помол ручными жерновами зерна для довольствия каторжан;

- хозяйственные работы. Распилка, рубка, переноска дров, содержание в чистоте тюремных построек.

К работам вне тюрьмы относились: выделка кирпича, приготовление и доставка пиломатериалов, производство различных построек, работы в огороде и другие работы, которые могли выполнить каторжане в местных условиях.

Работы производились согласно «урочному положению». Данное положение, а также подробное распределение рабочих часов в соответствии со временем года и разрядом каторжан, составлялось Комитетом и утверждалось губернатором. Распределение каторжан по работам производил смотритель накануне каждого рабочего дня, о чем вносил сведения в лист наряда. Каторжане отправлялись на работы за пределы тюрьмы под конвоем, а те из них, кто получил право жить вне тюрьмы – под наблюдением тюремных надзирателей.

Во время сильных морозов и метелей арестанты не отправлялись на работы в открытых местах. Во время выполнения работ в отдаленных от тюрьмы местах, арестанты обедали по месту производства работ. Работы, требовавшие от арестантов особых знаний, производились под руководством надзирателей.

Каторжане выполняли работы по заказам, как правительственных учреждений, так и частных лиц. В случае одновременного казенного и частного заказа, в первую очередь выполнялись казенные заказы. Плата за выполнение заказов взималась по таксе, составленной Комитетом по управлению тюрьмой и утвержденной губернатором. Принятые заказы заносились в особую, выдаваемую каждый год губернским правлением книгу, где обозначались работы, подлежащие исполнению, цены заказы и суммы внесенной в счет работы. Вырученные средства распределялись следующим образом: 15 % отчислялись арестантам, выполнявшим заказ. Они распределялись ежемесячно в соответствии с трудозатратами каждого. Сумма заработка отмечалась вы каторжных книжках арестантов. Из заработанных денег половина могла быть использована арестантами по своему усмотрению (для улучшения питания, на пособие родным, для приобретения дозволенных предметы), другая половина хранилась до окончания арестантами срока каторжных работ и выдавалась на руки при освобождении.

Глава ХVIII посвящена наказаниям за проступки и преступления.

За незначительные («маловажные») проступки каторжане подвергались наказаниям по распоряжению смотрителя тюрьмы с записью в тюремный журнал и отметкой в арестантских книжках. «Маловажными» признавались преступления и проступки, наказание ха которые, по общим законам, не караются заключением в «рабочем доме». Наказанием за подобные поступки служило наложение оков, наказание плетьми и розгами – по распоряжению смотрителя тюрьмы, а также продолжение срока пребывания в отряде испытуемых, увеличение срока работ, назначенного по судебному приговору – по распоряжению губернатора.

Глава ХIХ содержит сведения об освобождении каторжан от работ.

Арестанты освобождались от работ по окончании срока или по состоянию здоровья. Сведения об увольнении каторжан от работ предоставлялись за 2 месяца до истечения срока Иркутскому губернатору через губернское правление. После получения соответствующего разрешения и по окончании срока работ каторжане водворялись на поселение по распоряжению Иркутской экспедиции о ссыльных.

Каторжане по состоянию здоровья или возраста неспособные к работам, за неимением в тюрьмы богадельни содержались в тюремных зданиях, до окончания назначенных им сроков или же направлялись по распоряжению Иркутского губернатора в заводские богадельни. Освидетельствование таких арестантов производилось Комитетом по управлению тюрьмой при участии командированных губернатором чиновника и лекаря.

Глава Х дает сведения о наряде караула.

«Караул при тюрьме и конвой к арестантам назначается по правилам воинского устава о караульной службе от Александровской местной команды, которая в случае законного требования тюремного начальства должна содействовать к сохранению и восстановлению порядка в тюрьме»6.

Конвой назначался таким образом, чтобы на каждые 10 арестантов приходилось по одному конвойному, не считая надзирателей, а при каждых 10 конвойных по одному унтер-офицеру.

Глава ХI раскрывает понятия «собственные арестантские деньги» и возможности их использования.

Собственные арестантские деньги образовывались из сумм, присылаемых на имя арестантов до заключения и во время содержания их в тюрьме, а также из 15 % вознаграждения за сверхурочные работы, производимые ими в тюрьме. Сумма заносилась в шнуровую книгу, затем арестантские деньги отсылались для хранения по именным книжкам в сберегательные кассы отделения Государственного банка на все время нахождения арестантов в тюрьме. В арестантских именных книжках делались специальные отметки. При освобождении арестантов из тюрьмы эти деньги с накопившимися процентами выдавались им на руки. При переводах каторжан до окончания срока в другие тюрьмы, именные сберегательные книжки отправлялись их начальникам для дальнейших действий.

Любопытно, что в случае побега арестантов из тюрьмы или в случае их смерти, если в Сибири не оказывалось ближайших родственников, поступали в экономический поселенческий капитал.

Глава ХII содержит сведения о расходах на содержание тюрьмы и довольствие арестантов.

Расходы включали в себя следующие позиции: содержание личного состава Управления тюрьмы, довольствие каторжан пищей и одеждой, ремонт зданий, содержание рабочего скота, обеспечение хозяйственными принадлежностями, медикаментами. Все они были объединены общей сметой, которая вносилась на утверждение Министерства внутренних дел. Смета составлялась Комитетом по управлению тюрьмой не позднее 1 февраля и предоставлялась вначале начальнику губернии, который после предварительного рассмотрения ее в Губернском Совете, направлял ее генерал-губернатору Восточной Сибири не позднее 1 мая предшествующего сметного года. Расходы на приобретение рабочих инструментов, материалов покрывались за счет доходов от заказов.

Закуп материалов для арестантской одежды и обуви, хлеба, мяса и прочих продуктов производился посредством торгов, устраиваемых в Иркутском губернском совете. Пошив одежд и обуви, заготовка дров, работы в огороде, ремонт тюремных зданий производился самими каторжанами. «Арестанты довольствуются пищей из общего котла. Размер довольствия производится на основании положения о провиантском приварочном довольствии войск, Высочайше утвержденного 31 июля 1871 года. Одеждой и обувью снабжаются на основании особого распоряжения, утвержденного генерал-губернатором Восточной Сибири. Вещи эти приобретаются не в готовом виде, а в материалах»7.

Необходимые на содержание тюрьмы и арестантов средства выделялись Иркутским губернским казначейством авансом по «ассигновкам» губернатора или председателя губернского правления. Смотритель отчитывался по расходам кассой, счетами, авансовыми счетами по правилам единства касса и иными надлежащими документами. Выделенные средства, материалы заносились в установленные книги и хранились: первые – в сундуке, последние – в кладовых тюрьмы под надзором военного караула. Ежемесячно комитетом по управлению тюрьмой проводилась сверка наличности денег, материалов, тюремного имущества, результаты которой отмечались в подлежащих книгах. По истечении года в Губернское правление направлялся отчет о расходе материалов, одежды и обуви.

Таким образом, Положение об Александровской центральной каторжной тюрьме дает четкое представление о системе управления тюрьмой, содержании арестантов и дополняет наши знания об истории общегосударственной тюремной системы России в конце ХIХ века.

Примечания:

1. Грот Константин Карлович (1815-1897) – государственный и общественный деятель, председатель особой комиссии о тюремном реформе в Государственном совете.

2. ГАИО. Ф.226. Оп.1. Д.374. С. 1.

3. Там же. С.2.

4. ГАИО. Ф.226. Оп.1. Д.374. С. 4.

5. Там же. С. 7

6. ГАИО. Ф.226. Оп.1. Д.374. С. 12.

7. ГАИО. Ф.226. Оп.1. Д.374. С. 14.

Опубликовано: Сибирская ссылка. Сборник научных статей. Иркутск: Оттиск. 2011. Выпуск 6 (18).
Категория: Дореволюционный период | Добавил: goong (14.03.2012) | Автор: Терновая Ирина Ивановна
Просмотров: 316 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: